Выпуск 26

Наша история

Шатилов Павел Николаевич. «Записки: в двух томах»

Эва Гараева

Шатилов1Павел Николаевич Шатилов родился в 1881 году в Тифлисе в семье высокопоставленного военного Николая Павловича Шатилова, происходившего из потомственных дворян Тамбовской губернии. Отец и дед Павла Николаевича были полными генералами Русской императорской армии.

В первых главах «Записок» Шатилов описывает детство, учебу в 1-м Московском кадетском корпусе, а затем в Пажеском корпусе, куда принимали только сыновей и внуков генерал-лейтенантов. Окончив корпус по первому разряду (с занесением имени на мраморную доску) и отбыв службу камер-пажом Государыни императрицы Александры Федоровны, он, по совету императора, поступил хорунжим в лейб-гвардии Казачий Его Величества полк, хотя казаком не был.

Продолжил обучение Павел Николаевич в Академии Генерального штаба, готовившей высшие командные кадры для российской армии. Не окончив курса, Шатилов отправился на Русско-японскую войну, что позволило ему набраться практического военного и аналитического опыта. За год отважной службы в 4-м Сибирском казачьем полку сотник Шатилов получил пять орденов и саблю «За храбрость». Именно тогда он познакомился с хорунжим П.Н. Врангелем, соратником и заместителем которого станет впоследствии.

Успешно закончив обучение в Николаевской Академии Генерального штаба, Шатилов был отправлен в 1-й Хопёрский казачий полк, с 1910 по 1914 гг. служил в штабе Кавказского военного округа. В тот период, находясь в Грузии, он женился на Софии Федоровне Фортвенглер, с  которой познакомился в 1906 году во время рождественских каникул в городе Петрокове, в Польше, где ее отец исполнял обязанности вице-губернатора. Супруга стала его другом и соратником на всю жизнь.

шатилов2Военные воспоминания генерала Шатилова полностью основываются на документах. Кроме того, он имел обыкновение записывать ход самых важных событий, участником или свидетелем которых являлся. В начале Первой мировой войны Шатилов был командирован в штаб Юго-Западного фронта и назначен начальником штаба 8-й кавалерийской дивизии. За предотвращение уничтожения сотни и штаба дивизии двумя германскими эскадронами в деревне Моравина был награждён орденом Святого Георгия 4-й степени. В сентябре 1914 года был ранен шрапнельной пулей в шею и контужен, но остался в строю, но вскоре снова получил ранение и был эвакуирован в Петербург. За доблесть и самоотверженность, проявленные в боях, был награжден Георгиевским оружием. В конце года капитан Шатилов был произведен в подполковники.

С января 1915 г. продолжал служить в штабе Юго-Западного фронта, в июне был назначен начальником штаба 7-й кавалерийской дивизии, в октябре переведен на Кавказский фронт Начальником штаба 2-й Кавказской казачьей дивизии. Исполнял обязанности Начальника разведывательного и оперативного отделений. В декабре 1915 г. стал полковником.

С декабря 1916 г. возглавлял Черноморский полк Кубанского казачьего войска. Был награжден Георгиевским крестом 4-й степени. В 1917 году служил в штабе Кавказского фронта помощником генерал-квартирмейстера, а в январе 1918 г. принял эту должность.

После распада Кавказского фронта Шатилов вступил в Добровольческую армию генерала А.И. Деникина, был начальником 1-й конной дивизии Кубанского казачьего полка, на которую весной 1919 г. выпало ряд тяжелейших испытаний. Дивизия принимала участие в боях под ст. Георгиевской и Ассинской, Моздоком и Грозным. В марте 1919 г. генерал Шатилов получил тяжелое ранение в ногу, но уже через месяц вернулся к командованию и возглавил операцию в районе реки Маныч, завершившуюся разгромом 30-тысячной красной группировки  и овладением ст. Великокняжеской. За боевые отличия  он был произведён в чин генерал-лейтенанта. Принимал участие в операциях после взятия Царицына.

С июня 1919 г. генерал Шатилов – начальник штаба Кавказской армии (командующий – генерал Врангель). После расформирования Добровольческой армии в декабре того же года он был зачислен в распоряжение Главнокомандующего Вооруженными силами Юга России.

В феврале 1920 г., по приказу генерала Деникина, Шатилов был уволен в отставку и вместе с генералом Врангелем уехал в Константинополь. После ухода генерала Деникина с поста главнокомандующего В.С.Ю. России и назначения на эту должность генерала Врангеля, Шатилов был назначен его помощником, а в июле 1920 г. стал начальником штаба Главнокомандующего Русской Армии и вместе с вице-адмиралом А.М. Кедровым руководил пятидневной, по его собственным словам, «невиданной еще в истории эвакуацией» Русской Армии из Крыма в Константинополь, за что был произведён Врангелем в генералы от кавалерии. Ход событий эвакуации был письменно зафиксирован Шатиловым еще в 1922 году. «Генералу Врангелю принадлежит честь спасения свыше ста пятидесяти тысяч русских людей от почти неизбежной гибели», – этими словами Павел Николаевич заканчивает первый том своих «Записок».

Весной 1921 года генерал Шатилов был командирован в Софию, Белград и Париж для ведения переговоров о переброске частей Русской армии, испытывавших затруднения в Турции, в Балканские страны. Переговоры увенчались успехом и уже в июне началась перевозка частей в Сербию и Болгарию, закончившаяся в 1923 году. Однако со временем положение части чинов армии становилось все труднее и генералу Шатилову пришлось заниматься получением разрешения на их переезд в другие страны Европы. Для решения этой задачи весной 1923 года генерал Шатилов был командирован в Париж для подготовки перевозки во Францию как можно большего числа чинов Русской армии. Благодаря усилиям Павла Николаевича, в то время начальника частей и групп Русской армии, к 1929 году во Франции было устроено на работу более десяти тысяч человек. Все эти события Шатилов подробно описывает в своих записках.

П.Н. и С.Ф. Шатиловы поселились в Курбевуа, предместье Парижа. В качестве одного из руководителей Российского Обще-Воинского союза Павел Николаевич оказывал помощь его председателю генералу Врангелю. В  1928 году в Брюсселе П.Н. Врангель внезапно заболел туберкулезом и очень быстро скончался, что в эмигрантских кругах вызвало небеспочвенные подозрения в его устранении большевиками. Шатилов принимал деятельное участие в организации его погребения в русской церкви в Белграде среди знамен, вывезенных им из России. «Хоронили мы нашего Главнокомандующего и торжественно, и с необычайной трогательностью. С какой любовью отдавали ему последний долг его соратники и вообще русские люди, трудно описать», – вспоминал Шатилов. Председателем РОВСа после смерти генерала Врангеля был назначен генерал А.П. Кутепов, а П.Н. Шатилов в ноябре 1928 года подал в отставку. В 1930 году Шатилов стал руководителем 1-го Отдела Русского Обще-Воинского союза и занимал этот пост до 1934 года. Вынужденный зарабатывать на жизнь, в возрасте пятидесяти трех лет Павел Николаевич  устроился на работу парижским таксистом, работал по четырнадцать часов в сутки.

В воспоминаниях Шатилов подробно описывает сложные взаимоотношения в среде белой эмиграции, а также серию операций ВЧК – ОГПУ  по похищению генералов Кутепова и Миллера, провокации и клеветнические кампании против себя,  следствие и процесс над Надеждой Плевицкой, на котором он выступал свидетелем обвинения. После похищения генерала Е. К. Миллера в 1937 г. Шатилов полностью отошёл от политической деятельности.

Взглядом опытного военного Павел Николаевич следил за приближающейся новой войной, предвидел поражение Франции. Во время оккупации Франции гитлеровцами Шатилов был арестован, десять месяцев провел в немецком лагере в  Компьене. После окончания Второй мировой войны был почётным членом РОВС.

«Для нас, русских беженцев по документам, но в действительности политических эмигрантов […] начавшаяся новая война была продолжением нашей гражданской войны за национальную Россию. И теперь  (1950 год) мы все еще находимся в состоянии войны с Советской властью, также не прекращавшей свою борьбу и против нас, и против всего мира, не подчинившегося велениям красной Москвы», констатировал Шатилов.

«Окончание Второй мировой войны, победа Советского союза в Великой Отечественной войне не изменили отношения Шатилова к существующей в России власти. Своим убеждениям он остался верен до конца», – написал в предисловии к изданию профессор А.В. Венков.

Павел Николаевич завершает свои «Записки» предвидением будущего, которое для нас стало реальностью: «Мы вступаем в новую эру раскрепощения атомной энергии и водородной бомбы, в эпоху, когда генералы будут сменены учеными-техниками, когда вообще воинская организация станет организацией всего народа, когда потери в войнах будут нести не столько фронты, сколько заводы и народы со всем их населением, когда жизнь стран постепенно идет на изготовление средств массового истребления, когда за чечевичную похлебку продаются государственные секреты и секреты обороны, когда неудержимо рушатся моральные устои, когда дипломатические методы отношений некоторых стран являются выходками гангстеров, когда все так не похоже на то, чем мы жили раньше».

В конце второго тома также приводятся небольшие по объему воспоминания супруги Шатилова Софии Федоровны, в которых она рассказывает об учебе в Ксениевском институте в Петербурге, замужестве и дружной жизни в семье супруга. «Война определила нашу дальнейшую судьбу: революция, белая борьба и эмиграция», – пишет София Федоровна. Она продолжает рассказ о Гражданской войне, отплытии из Новороссийска на пароходе «Колхида», кораблекрушении и спасении, недолгом пребывании в Варне и Константинополе, самовольном возвращении в Крым вместе с баронессой О.М. Врангель и организации ими детского приюта и помощи раненым в Севастополе. Во время срочной эвакуации из Крыма на французском корабле она была вывезена в Константинополь. Завершаются воспоминания Софии Федоровны описанием непростой жизни в эмиграции и рассказом о преданном слуге Шатиловых И.М. Ерофееве.

В своих мемуарах она упоминает эпизод, когда граф де Маргери предложил ее мужу работу в солидной компании, но Павлу Николаевичу пришлось отказаться от заманчивого предложения из-за необходимости принять французское подданство. «Поблагодарив, мой муж ему ответил, что это условие для него неприемлемо: никакой труд человека не позорит, но отречься от своей национальности для него большая драма; у кого есть дети – это понятно, так как неизвестно, сколько времени мы пробудем за границей и лишать детей возможности начать нормальную жизнь родители не имеют права, а мы, бездетные, с покорностью принимаем звание бесправных эмигрантов».

София Федоровна Шатилова была председателем дамских комитетов Казачьего союза и Союза георгиевских кавалеров, работала в Кружке русско-польской дружбы в Париже. Для заработка она сдавала пустующие в квартире комнаты иностранцам, имеющим хорошую рекомендацию. Как правило, они снимали жилье на долгий срок и пользовались полным пансионом. Эти средства позволяли Софии Федоровне помогать нуждающимся эмигрантам-соотечественникам.

Павел Николаевич закончил писать воспоминания в 1950 году. Более двух тысяч страниц машинописного текста были им помещены на хранение в Бахметьевский архив Колумбийского университета в Нью-Йорке с запретом на их публикацию в течении пятидесяти лет после его смерти.

Павел Николаевич Шатилов скончался в 1962 году и был похоронен на русском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа в Париже. София Федоровна пережила супруга на двадцать лет и покоится рядом с ним.

В 1965–1974 годах парижский «Военно-исторический вестник» с разрешения вдовы публиковал отрывки воспоминаний генерала Шатилова. Но полный доступ к этому ценнейшему материалу появился лишь в 2012 году. Двухтомник «Записок» П.Н. Шатилова, составляющий 1100 страниц, иллюстрированный множеством редких фотографий, вышел в свет в 2017 году в издательстве «Альтаир» при участии Фонда им. Священника Илии Попова.

 

Шатилов Павел Николаевич. «Записки: в двух томах»

В 2017 году вышло в свет двухтомное издание «Записок» генерала П.Н. Шатилова, одного из лучших российских воинов первой половины ХХ века.   

 




Эва Гараева

Эва Гараева


Эва Гараева
– переводчик с польского и английского языков, журналист, коллекционер, популяризатор польской литературы в России. Сотрудник ГМИИ им. А.С. Пушкина.  В переводе Э. Гараевой вышло более 20 книг, среди них романы Мануэлы Гретковской, Марека Лавриновича, Эдварда Долника, произведения Катажины Грохоли, Кристины Кофты, Малгожаты Домагалик, труды искусствоведов Ежи Маевского, Малгожаты Омиляновской, Сары Карр-Гомм, Терезы Черневич-Умер  и др. авторов. 




Выпуск 26

Наша история

  • Свадьба в Кейданах
  • Из рода Милошей
  • Поляки в Кавказской войне - две грани одного явления
  • Тверские корни польских королей
  • Дети отчизны
  • Разбитое сердце Густава Олизара
  • Между двух миров (рассказ о Леоне Козловском)
  • Князь Евстахий и лагеря
  • "Легкий след жизни" Александра Корниловича
  • Между двух миров (оконч.)
  • Михал Клеофас Огиньский
  • Прогулка по "польской" Гатчине
  • Николай I и Краковская республика
  • Прототипы главных героев «Верной реки» Жеромского
  • Марина Мнишек в русской истории и русской поэзии
  • Музей Второй мировой войны в Гданьске
  • «Прощаем и просим о прощении»
  • Сталинградская символика и ее восприятие в Польше
  • 100-летие Люблинского католического университета
  • Дочки-матери
  • Полесье, 1939
  • Смытая фотография
  • Багаж несбыточных желаний
  • Дружба, продолжавшаяся полвека
  • Марш на Варшаву (фрагмент книги о фельдмаршале Паскевиче)
  • Пакт Гитлер-Пилсудский и начало Второй мировой
  • Янина Жеймо и Ольга Берггольц в блокадном Ленинграде
  • Сорокалетие первого визита Иоанна Павла II в Польшу
  • Операция "Белый меч" или как Гатчина стала Троцком
  • Юзеф Понятовский – композитор и дипломат
  • Психическая атака
  • Шинель Первой мировой
  • Воркутинский бунт 1953 года
  • Изучение польского языка в Иркутске в ХХ-ХХI вв.
  • Реконструкция биографии в контексте истории. В.Л.Шатилов
  • Романы железного Феликса
  • Поляки на Северном Кавказе в ХIХ-ХХ вв
  • Вирус и корона: история первой прививки в России
  • Больше, чем архив: выставка в Государственном архиве РФ
  • Как боролись с эпидемиями наши предки
  • Это изобретение помогло выиграть Вторую мировую войну
  • Шатилов Павел Николаевич. «Записки: в двух томах»