Выпуск 36

Наши увлечения

Рыбная ловля в старой России

Эва Гараева

«Поймать судака — это выше и слаще любви!»

А.П. Чехов

В моей коллекции есть почтовые открытки с нетривиальными надписями. Одна из них дала повод обратиться к теме любительской рыбной ловли в дореволюционной России. Карточка, о которой идет речь, была отправлена некой Еленой Бушен (Elena Bouschen) из Флоренции 10 января 1914 года Павлу Ивановичу Волкову в имение Барановка, что в селе Куркино Тульской губернии, недалеко от железнодорожной станции «Куликово Поле».

Рыб1 Многоуважаемый Павел Иванович.
С новым годом Вас. Желаю Вам и всему Вашему семейству самого наилучшего.
Вы писали последний раз, что здоровье Вашей супруги Анастасии Васильевны не совсем хорошо? Надеюсь, что она теперь совершенно поправилась.
Погода здесь сделалась холодная, только 5° тепла. А у Вас как?
Не можете ли Вы оказать очень важную для меня услугу, а именно мне необходимо, чтобы Вы мне прислали лошадиный хвост! Мне нужно для рыбной ловли удочку в 6 арш. длиною, а здесь очень трудно достать длинный конский волос, т.к. всем лошадям рубят хвосты. Мне нужно фунта 2 и черного. Узнайте, можно ли послать по почте в виде образчика что ли. Вы мне доставите большое удовольствие.

Послание любительницы рыбной ловли побуждает к исследованию.

Рыб2В руководстве «Уженье рыбы» И. Радкевича, опубликованном в Санкт-Петербурге в 1874 году, читаем, что в XIX – начале XX века удочки делали из длинного прута орешника, отличающегося гибкостью и легкостью, и шнура  (лесы), скрученного из конского волоса. Помимо удилища и лесы в состав удочки входили поплавок из гусиных перьев, коры, пробки и прочих не намокающих материалов, а также грузило, в качестве которого использовалась охотничья дробь и пули; поводок из скрученного конского волоса, шелка или тончайшей проволоки (для щук); прочный крючок, который не разгибается и ломается с трудом. Для удилища использовался прут лесного ореха не менее трех аршин [2,10 м], но некоторые доходили до семи аршин. Для шнура из конского волоса брали от 3 до 30 волос. Процесс их скручивания и рисунок необходимого для этого приспособления представлены в руководстве И. Радкевича. Для верховодной удочки леса скручивалась из 2 – 4 конских волос, применялся маленький крючок, поплавок делали из гусиного пера. Ее использовали без грузила. Такая удочка нужна для ловли уклеек, плотвы и другой мелкой рыбы. Самая употребительная удочка – окуневая. Лесу для нее свивали из 6 – 12 волос, поплавок делали из коры. Ею ловили пескарей, ершей, язей, карасей, лещей, карпов и окуней. 

Наплавная удочка отличалась от окуневой тем, что для ее лесы брали 20 конских волос. В удочке для щуки использовали поводок из басовой скрипичной струны или проволоки, которые эта рыба не может перегрызть. Донная удочка –  для ловли пескарей, окуней, ершей – без поплавка. Для ее лесы, которая должна быть очень длинной, необходимо от 8 до 20 конских волос. Лесы, свитые из светлых конских волос,  предпочтительны для верховодной рыбы, темные лесы использовались для ловли донной рыбы.

Рыб3Изучив разные источники, смею предположить, что наша героиня Елена Бушен намеревалась удить рыбу со дна, поскольку просила П.И. Волкова прислать во Флоренцию черный конский хвост.

 Любительская рыбная ловля в России, ранее считавшаяся «неблагородным» занятием, стала приобретать все больше поклонников во второй половине XIX века. Автором первого сочинения на русском языке, посвященного этому занятию, был писатель и заядлый рыболов Сергей Тимофеевич Аксаков. Его «Записки об уженье рыбы», вышедшие в свет в 1847 году, дают общее представление об устройстве удочки, необходимом снаряжении, содержат советы о выборе места для рыбалки, прикормке и описания двадцати пяти рыб.  Радкевич называет аксаковское сочинение «настольной книжкой всякого сколько-нибудь образованного удильщика». Собственный просветительский труд «Уженье рыбы» Радкевич посвятил писателю.

Об изготовлении лесы из конских волос Аксаков писал следующее: «Всего лучше приготовлять их дома. Надобно выдернуть волосы из хвоста белой […] лошади; выбрать самые длинные, ровные, белые и прозрачные и сучить или вить из них лесы какой угодно толщины: от двух, четырех, шести и до двадцати волос». Аксаков замечает, что «прозрачность белых волос, сливаясь с водою, делает лесу неприметною для рыбы».

В аксаковских «Записках» есть и гастрономические впечатления от приготовленных рыб. Приведу некоторые из них: «Пескари, жаренные в сметане отлично вкусны»; «Уха из ершей – самая здоровая, питательная и вкусная пища, но всего лучше они – особенно если крупны, –  приготовленные на холодное под желе, которое бывает необыкновенно густо»; «Уха из линей густа и питательна, имеет особенный, довольно приятный, сладимый вкус, но лучше всего их сушить в сметане»; «Кулебяка с какою-нибудь красною свежепросольною рыбой и доброй начинкой, проложенная внутри ломтиками свежего сомовьего жира, который весь в печи растает и напитает собою и начинку и корку, –  объеденье!»

 В 1870-е годы в России стали появляться общества и кружки любителей уженья рыбы. Рыболовы ловили уклею, ельца, библицу, красноперку, пескаря, ерша, носаря, карпа, линя, карася, леща, густеру, подусть, язя, марену, головня, белезну, окуня, судака, щуку, налима, сома, форель. Увлечение требовало знаний, поэтому большим успехом стал пользоваться журнал «Природа и охота», основанный в 1878 году зоологом Леонидом Сабанеевым, автором фундаментального труда «Рыбы России». Читателем и корреспондентом этого издания был Антон Павлович Чехов, также страстный рыболов.       

Рыб4Образцом для русских удильщиков были англичане. Это неудивительно, ведь рыбалка в Англии стала популярной еще в XVII столетии.  Опубликованная впервые в 1653 году книга Исаака Уолтона «Искусный рыболов» («The Compleat Angler») до сих пор является самой переиздаваемой книгой после Библии и сочинений Шекспира.

«В Англии, где в числе удильщиков очень много богатых и знатных людей, все принадлежности уженья доведены до возможного совершенства и изящества», – писал Радкевич. Англичане, жившие в столице Российской империи, облюбовали для рыбалки Ижору, Вуоксу, Мсту и особенно Оредеж, в которой в середине XIX века развели форель. «Как известно, форелевая ловля нахлыстом – любимейший вид спорта в Англии, и потому совершенно понятно, что сыны Альбиона, поселившись раз в Петербурге по своим торговым и промышленным предприятиям, постарались завести свой любимый спорт на новой родине», –  читаем в статье В.С. Сергеева (1892 г.).

К началу ХХ века удильный спорт в России был уже достаточно популярным видом досуга. В 1903 году в Москве был издан сборник прекрасных рассказов Ивана Тимофеевича Плетенева «Уженье рыбы. Записки любителя-рыболова», повествующих о рыбной ловле в Курской губернии и Закавказье на фоне художественного описания природы.

Моде на рыбную ловлю способствовали увлекательные просветительские статьи барона Павла Гавриловича Черкасова, получившего образование в Европе и ставшего позднее действительным статским советником в звании камергера Высочайшего двора. Они публиковались с 1880 года в уже упомянутом мною  журнале «Природа и охота».

Интерес к этому развлечению появился у Черкасова в детстве, когда он вместе с семьей жил в Италии, Франции, Австро-Венгрии. Помимо аксаковских «Записок об уженье рыбы» и книги М. Пуатевена «Друг Рыболова» Павел Гаврилович прочитал многие зарубежные руководства, посвященные рыбной ловле. Все свободное время он посвящал любимому занятию, предпочитая ловлю верчением – то есть на спиннинг, и приобрел огромный опыт, которым делился с читателями. По его инициативе в 1903 году был основан Русский союз рыболовов-удильщиков, ставший флагманом популяризации «усовершенствованных» способов ловли в России.

В 1915 году в Петрограде вышел сборник «Уженье рыбы», в который вошли ранее публиковавшиеся в журнале статьи барона Черкасова об усовершенствованных способах и орудиях лова, среди них  «поплавок-змей»; уженье верчением и способы дальнего заброса; американский и ноттингемский заброс с катушки; заметки о переделке и приспособлении клееных удилищ. В книге много полезной практической информации, она и сейчас вызывает интерес.

Барон Черкасов публиковался не только в отечественных журналах, но и в солидном английском издании «Fishing gazette», что свидетельствует о его высоком авторитете среди зарубежных коллег. Со многими из них он был знаком лично. Павлом Гавриловичем был предложен ряд усовершенствований, в том числе заброс приманки с использованием «ноттингемской» катушки. Названный «черкасовским», этот заброс делал рыбалку менее травматичной и более результативной.

В 1914 году в журнале «Рыболов и охотник» были опубликованы «Двенадцать заповедей спиннингиста» барона П.Г. Черкасова, процитирую некоторые из них: «Никогда не вешай нос на квинту. Хотя бы и пришлось тебе весь день остаться без поклевки. В другой раз судьба будет милостивее и вознаградит тебя сторицей за твое терпение»; «Никогда не отчаивайся поймать рыбу в тех местах, где первые попытки были неудачны. Испытав разные приманки – в конце концов, добьешься желательных результатов»; «Не торопись вращать шпульку катушки, когда почувствуешь, что на крючке сидит крупная рыба. Торопливость в этом случае приведет к печальным последствиям».

 Охота и рыбалка были любимыми развлечениями императора Александра III. Ребенком он полюбил удить рыбу в пруду у павильона Марли в Петергофском парке. Повзрослев, из всех способов рыбной ловли он предпочитал лучение – ночью освещают воду водоема светом фонаря и бьют рыбу острогой, насаженной на древко. К рыбалке царь приобщил членов своей семьи. Особенно полюбилось это занятие младшим детям императорской четы – Михаилу и Ольге. В Гатчинских прудах ловили щуку, карасей, окуней, язей, налимов, в истоке Оредежи – хариуса и форель. Император вместе с супругой любил отдыхать и рыбачить на реке Кюмийоки (в финском Лангинкоски), где для семьи в 1889 году был построен деревянный двухэтажный дом.

Рыб5Как уже упоминалось, большим любителем рыбной ловли, знатоком рыб и их поведения был Антон Павлович Чехов. Вспоминаются его остроты: «Поймать судака — это выше и слаще любви!»; «Ставить пьесу я люблю так же, как ловить рыбу и раков: закинешь удочку и ждешь, что из этого выйдет?»; «На удочку идет плохо. Ловятся ерши да пескари. Поймал, впрочем, одного голавля, но такого маленького, что ему не на жаркое идти, а в гимназию учиться». Антон Павлович не пользовался готовыми снастями, покупал материал и сам делал из него все, что необходимо;  мог дать дельный совет другому рыбаку.

Юрий Бахрушин, сын основателя Литературно-театрального музея, вспоминал, что в праздничные дни ездил ловить рыбу в окрестности Москвы – Кучино, Кузьминки, Кусково и Горенки. В Кучино к своим родственникам Носовым отправлялись вместе с дедом и отцом: «Ужинали и ночевали в доме у дяди [В.В. Носова], а с утра шли на рыбную ловлю под плотину, сдерживающую напор большого проточного пруда».

 Постепенно рыбалка стала неотъемлемой частью дачной жизни, соперничая с другими модными занятиями, и даже вдохновляла карикатуристов и фельетонистов. К примеру, в предисловии к своему юмористическому рассказу «Рыбье дело» Чехов написал: «Сегодняшнюю весьма передовую статью нашу мы посвящаем несчастным дачникам, имеющим привычку садиться на одном конце палки, у которой на другом привязаны нитка и червяк...»

РыбПристрастие к уженью рыбы порой приводило и к семейным драмам. Так Т.Е. Волконская вспоминала эпизод из жизни своих родственников Давидовых: «В молодости Август Юльевич [математик, механик, профессор Московского университета] увлекался рыбной ловлей. Жена его, Мария Петровна, однажды рассказала мне, сколько огорчения принесло ей это увлечение. После свадьбы они жили на даче в Царицыне. Август Юльевич, вернувшись из Москвы после занятий и наскоро пообедав, брал под руку свою молодую жену и увлекал ее на берег Царицынского пруда, где и усаживался с удочкой, погружаясь всецело в созерцание поплавка. Так мог он проводить час за часом, а молодая жена, глотая слезы, изнывала от тоски, и прошло немало времени, прежде чем он заметил, что она скучает и ревнует его к рыбной ловле».

Рыбной ловлей увлекались Константин Коровин и Федор Шаляпин – оба были членами «Русского союза рыболовов-удильщиков». В своих воспоминаниях Коровин описал, как учил Шаляпина ловить рыбу на реке Нерли, где тот вместе с Валентином Серовым гостил у него летом на даче в Охотино:

«Отмерив грузом глубину реки, я на удочках установил поплавки и набросал с лодки прикормки — пареной ржи. 

— Вот смотри: на этот маленький крючок надо надеть три зернышка — и опускай в воду. Видишь, маленький груз на леске? Смотри, как идет поплавок по течению! Он чуть-чуть виден. Я нарочно так сделал. Как только его окунет, ты тихонько подсекай концом удилища. И поймаешь. 

— Нет, брат, этак я никогда не ловил. Я просто сажаю червяка и сижу, покуда рыба клюнет. Тогда я тащу. 

Мой поплавок медленно шел по течению реки и вдруг пропал. Я дернул кончик удочки,— рыба медленно шла, подергивая конец удилища. У лодки ее подхватил подсачком. 

— Что поймал? — спросил Шаляпин.— Какая здоровая! 

— Язь.

Шаляпин тоже внимательно следил за поплавком и вдруг изо всех сил дернул удочку. Леска оборвалась. 

— Что ж ты так, наотмашь? Обрадовался сдуру. Леска-то тонкая, а рыба большая попала. 

— Да что ты мне рассказываешь, леска у тебя ни к черту не годится! 

И покуда я переделывал Шаляпину снасть, он запел: 

— Вдоль да по речке... 

— На рыбной ловле не поют, —  сказал я. 

Шаляпин, закидывая удочку, еще громче стал петь: 

— Серый селезень плывет... 

Я, как был одетый, встал в лодке и бросился в воду. Доплыл до берега и крикнул: 

— Лови один. 

И ушел домой. 

К вечеру пришел Шаляпин. Он наловил много крупной рыбы. Весело говорил: 

— Ты, брат, не думай, я живо выучился! Я, брат, теперь и петь брошу, буду только рыбу ловить. Антон [так называли Валентина Серова друзья и родные], ведь это черт знает какое удовольствие! Ты-то не ловишь? 

— Нет, я люблю смотреть, а сам не люблю ловить. 

Шаляпин велел разбудить себя рано утром на рыбную ловлю».

Много лет спустя Шаляпин писал: «Веселые были наши рыболовные экспедиции. Соберемся, бывало, с Серовым и Коровиным на рыбную ловлю. Целый день блаженствуем на реке. Устанем до сладостного изнеможения. Возвращаемся домой, в какую-нибудь крестьянскую избу. Серов поставит холст и весело, темпераментно, с забавной улыбкой на губах быстро заносит на полотно сценку, полную юмора и правды. […] Коровин рассуждает о том, какая рыба хитрее и какая дурачливее… Серов слушает, посмеивается и эту рыбную диссертацию увековечивает…».

ыб7Об увлечении женщин уженьем рыбы впервые написал С.Т. Аксаков. В «Семейной хронике» упомянуты его тетки, «охотницы до рыбной ловли» – Александра и Татьяна. В рассказе А.П. Чехова «Дочь Альбиона» показано пренебрежительное отношение большинства современников писателя к любительницам уженья рыбы: «Возненавидел, брат, ее! Видеть равнодушно не могу. […] Тоже любит рыбу ловить. Погляди: ловит и священнодействует! С презрением на все смотрит… Стоит, каналья, и сознает, что она человек и что, стало быть, она царь природы». Антон Павлович хлестко «прошелся» по дамам в юмореске «Рыбье дело»: «Хорошенькие дачницы, сидящие на берегу с удочкой для того только, чтобы привлечь внимание женихов, могут удить и без приманки. Нехорошенькие же дачницы должны пускать в ход приманку: сто – двести тысяч или что-нибудь вроде…»

Юрий Алексеевич Бахрушин писал, что большой любительницей этого развлечения была его экстравагантная тетка: «Порой Ефимия Павловна [Носова], как спортсменка, также являлась ловить рыбу. Ее сопровождал служитель, несший удобное кресло и большой зонтик. После того как кресло было установлено и зонтик раскрыт, он разматывал удочки, насаживал червяка на крючок и передавал снасть моей тетке, которая закидывала ее в воду, сидя в кресле. Служитель становился за ее креслом. Если ей удавалось поймать рыбу или надо было сменить насадку, она молча протягивала ее назад, и служитель снимал с крючка рыбу или менял червяка. Мы, взирая на это священнодействие, молча переглядывались и посмеивались исподтишка».

Рыб8Заядлой рыбачкой была супруга Александра III императрица Мария Федоровна. Упоминания о рыбалке и улове есть в ее переписке с мужем и детьми. Червяка она насаживала на крючок сама. В «царской избе» в Лангинкоски государыня варила уху из выловленной августейшим супругом рыбы.

 Бурное развитие любительской рыбной ловли прервалось после революции 1917 года – изменился привычный уклад жизни,  перестали выходить тематические издания, прекратили существование рыболовные общества. Остались в прошлом щеголеватые рыболовы-англоманы и эмансипированные дамы с удочками. Об одной из них – Елене Бушен – мы узнали из чудом сохранившейся почтовой открытки, отправленной более ста лет назад из Италии в Россию.

 

 

Иллюстрации:

1. Почтовая открытка 1914 г. из собрания Эвы Гараевой.

2.Обложка книги И. Радкевича «Уженье рыбы». 1874 г.

3. Приспособление для свивания конского волоса. Рисунок из книги И. Радкевича «Уженье рыбы».

4. Гравюра из книги «Искусный рыболов» («The Compleat Angler») Исаака Уолтона.

5. Дачники на рыбалке. Фотография начала ХХ в.

6. Алексей Александрович Бахрушин на даче в Апрелевке. 1900-е гг. Собрание МДФ.

7. Дамы на рыбалке. Фотография из альбома А.C. Мазурина. 1900-е гг (?). Источник: Лаврентьева Е.В. «Хорошо было жить на даче…»: Дачная и усадебная жизнь в фотографиях и воспоминаниях». Издательство «Этерна». Москва, 2008.

8. Императрица Мария Федоровна с удочкой. Конец XIX в.

 

 Библиография:

 1. И. Радкевич. «Уженье рыбы. Подробное описание различных удочек и других принадлежностей уженья, способы изготовления их самыми простыми средствами, описание разных родов рыб с указанием способов ловить их удочкою». Издание товарищества «Общественная польза». Санкт-Петербург, 1874.

2. И.Т. Плетенев. «Ужение рыбы. Записки старого рыболова». Москва, 1910.

3. Г. Черкасов. «Уженье рыбы». Петроград, 1910

4. К.А. Коровин. «Федор Иванович Шаляпин». Издательство «Искусство». Москва, 1958.

5. Ю.А. Бахрушин. «Воспоминания». Издательство «Художественная литература». Москва, 1994.

6. Ф.И. Шаляпин. Статья о К.А. Коровине «К его юбилею». «Последние новости», 1932.

7. С.Т. Аксаков. «Записки об уженье рыбы». Санкт-Петербург, 1910.

8. С.Т. Аксаков. «Семейная хроника». Собрание сочинений в пяти томах. Издательство «Правда». Москва, 1966.

9. А.П. Чехов. Полное собрание сочинений и писем в 30 томах: Рассказы «Рыбье дело», «Дочь Альбиона»; Письмо А.Н. Плещееву. 25 апреля 1888 г.; Письмо А.С. Суворину 18 ноября 1888 г.; Письмо М.П. Чехову. 10 мая 1885 г. Издательство «Наука». Москва, 1874 – 1983.

10.  В.С. Сергеев. «Ловля форели и хариуса в реке Оредеж». Журнал «Природа и охота». 1892.

11.  И. Сидорчук. «Англофильство с удочкой: английские корни спортивного рыболовства в России». 2019 (статья).

12.  И.Н. Сергеев. «Царицыно. Суханово»: Т.Е. Волконская «Семья Давидовых». Москва, 1998. 

13. K. Eschner. «This Obscure Fishing Book is One of the Most Reprinted English Books Ever». «Smithsonian Magazine». 09.08.2017 (статья).

 

Рыбная ловля в старой России




Эва Гараева

Эва Гараева


Эва Гараева
– переводчик с польского и английского языков, журналист, коллекционер, популяризатор польской литературы в России. Сотрудник ГМИИ им. А.С. Пушкина.  В переводе Э. Гараевой вышло более 20 книг, среди них романы Мануэлы Гретковской, Марека Лавриновича, Эдварда Долника, произведения Катажины Грохоли, Кристины Кофты, Малгожаты Домагалик, труды искусствоведов Ежи Маевского, Малгожаты Омиляновской, Сары Карр-Гомм, Терезы Черневич-Умер  и др. авторов. 




Выпуск 36

Наши увлечения

  • Посуда общепита как предмет коллекционирования
  • Увлечения Дмитрия Менделеева
  • Катальные горки
  • Высказывания Виктора Черномырдина
  • Театральная коллекция Алексея Александровича Бахрушина
  • Коллеция рукописей Стефана Цвейга
  • О коллекции «Собрание» Давида Якобашвили
  • Рождественские вертепы в Альбендорфе–Вамбежице
  • Миниатюрные книги в моей коллекции
  • Воспоминания о пасхальных обычаях
  • Незаслуженно забытые вещи
  • Как приготовить гурьевскую кашу
  • Коллекция императора Рудольфа II
  • Как праздновали Рождество в старой России
  • Рыбная ловля в старой России
  • Издатель Джозеф Малаби Дент и его книги
  • Краткая история джинсов
  • Яблочный Спас
  • Что значит слово «генацвале?»
  • Стихи о Рождестве Христовом
  • Об агрономе Владимире Гавриловиче Бажаеве